История

Группа депутатов Первой Государственной Думы. 1906.  Муромцев С. А. (четвертый слева), Набоков В. Д. (в центре), Петрункевич М. И. (первый справа)

Группа депутатов Первой Государственной Думы. 1906. Муромцев С.А. (четвертый слева), Набоков В.Д. (в центре), Петрункевич М.И. (первый справа)

Из протокола заседания Центрального комитета кадетской партии. 20 августа 1917 г.

Присутствовали: В.И. Вернадский, Г.В. Вернадский, С.В. Востротин, Д.Д. Гримм, Н.Н. Глибов, А.А. Кауфман, А.В. Карташев, Ф.Ф. Кокошкин, Ю.М. Лебедев, А.И. Макушин, В.Д. Набоков, С.Ф. Ольденбург, П.Н. Милюков, гр.С.В. Панина, А.В. Тыркова, Тимофеев, З.Г. Френкель, А.И. Шингарев, П.П. Юренев.

А.В. Карташев, министр исповедания... До сих пор в лечении всех государственных болезней власть применяла только методы терапии, а когда их оказалось недостаточно, она новых путей не искала. И вот, по-видимому, в результате , в стране начинается... распад, т.к страна не получила от власти ответа на свои вопросы и требования. В войске идет распад, проявляются рабские и бунтовские инстинкты. То же и везде. Каковы могут быть результаты бездействия власти, этого исторического преступления? Запоздание даже и со стороны тех, кто хотел бы помочь власти. Скоро никто уже не будет и способен на это, и власть возьмет в руки тот, кто не побоится стать жестоким и грубым. И сам оратор стал ощущать в себе эту нашу интеллигентскую неспособность к власти. А вот в старых боевых генералах было это знание, и только они, может быть, сейчас и могут еще справиться с развалом. Сейчас правительство должно вернуться к восстановлению элементарной дисциплины на фронте, несмотря на то, что могут быть и бунты, в тылу же оно пусть хранит и проводит свою революционную программу. Этим только оно может оправдать свое существование. Иначе мы только дождемся диктатуры. Левые пока бурлят, но и они рабски покорятся и будут раздавлены.

А.А. Кауфман сообщил, что в Министерстве земледелия, от г.Вихляева, он слышал, что в правительстве уже считаются с возможностью применения военных экспедиций для получения хлеба от крестьян...

А.Л. Шингарев: Когда приходится встречаться с улицей, что там можно наблюдать? Милюкову вчера в Новой Деревне просто не дали говорить. Ему самому, Шингареву, с трудом удалось довести митинг на Горячем Поле, в здании Биржи труда, где сошлись только кадеты и большевики да немного любопытствующей публики. Отыскивая общие понятия, общие слова, оратор упомянул о родине, и рабочий с дикой фигурой злобно закричал: "У рабочего нет родины, у него есть кулак!" При упоминании, что во Франции взаимное ожесточение привело к тому, что друг другу стали рубить головы, матрос кричал: "И вам надо рубить головы!" На митинге в цирке Чинизелли солдат провозглашал, что "надо равенство кошельков, а буржуям надо свернуть головы!". Темные озлобленные люди, отбросив недавнего вождя Церетели , идут в бунтарство. Дело идет к расстрелу ,т.к. слова бессильны... В перспективе уже показывается диктатор. А.В. Карташев задается вопросом, не приходится ли уже партии <конституционных демократов> оставаться не у дел? Этот вопрос мучает и Шингарева. Если бы даже диктатура после кровавых расстрелов захотела опереться на умеренные слои и обратилась к кадетам с предложением спасать отечество, в каком положении очутилась бы партия, принявши эту историческую миссию? Если бы ей и удалось спасти отечество, происхождение ее власти на долго было бы для нее политическим самоубийством...

А.В. Тыркова: В обострении вражды <к конституционным демократам>, может быть, сыграло роль то, что они не дали почувствовать массам, что для них идеалы социальной справедливости так же дороги, как и блага политической свободы. Мы вписали эти идеалы в нашей программе, но не в сердце своем, и это печально. В низах живет инстинктивное, но огромное чувство справедливости, и во многих своих социальных требованиях они совершенно правы. Мы знали, что в благах политической свободы мы получили самое ценное, а они еще это должны понять. Вспышки социального бунтарства, на окраинах будут не столько результатом подстрекательства дурных пастырей и разных негодяев, сколько следствием разрухи и взаимного непонимания. Получим борьбу в рукопашную. Как это ни тяжело, но диктатору нам придется отдать еще больше, чем Керенскому. Другого выхода нет - только через кровь. И это будет не столько следствием военных неудач и разгрома, сколько продовольственной неурядицы <так в тексте - Ред.> возвращавшийся после Московского совещания в одном вагоне с крестьянскими и солдатскими депутатами, из разговоров убедился, что депутаты думали найти в Москве растерянную буржуазию и ехали с презрением к ней, а из Москвы увезли еще и страшную злобу против "буржуев" (несколько выделяя из них интеллигенцию), и во всем чувствовалась близость взрыва...

З.Г. Френкель: Здесь говорили с ужасом о военных экспедициях для реквизиции хлеба, но в прифронтовых губерниях это все время делалось каждой воинской частью, когда ей грозила нехватка. А теперь в тылу более войск, чем на фронте. Надо только делать с умом: немцы, например, никогда не реквизируют стельной коровы. Пугают террором, но для него также нужны подходящие люди, а их еще не видно...

Н.Н. Глибов: Если будут собирать хлеб силой, будет грабиловка, а затем пугачевщина...

П. Н. Милюков находит, что на назревающие в стране события нельзя смотреть, как на какой-то объективный, физиологический процесс; огромная роль принадлежит психологии, которая может приблизить или отдалить момент хирургического вмешательства. Выбор момента не от конституционных демократов зависит; если бы столь многое могло от них зависеть, конституционные демократы вышли бы из создавшегося положения не путем хирургии. Но ход вещей зависит от чего-то другого, во всяком случае, не от правительства в его нынешнем составе. Главный его представитель, по-видимому, уже засиделся у власти, он грозил кому-то, что недешево отдаст свою власть и пр. Около него уже начинает кристаллизоваться среда, обычно окружающая власть и имеющая свои интересы. Будут ли поводом голодные бунты или выступления большевиков, но жизнь толкнет общество и население к мысли о неизбежности хирургической операции. Процесс этот совершится без нас, но мы по отношению к нему не в нейтральном положении: мы признаем его и сочувствуем ему в известной мере... Если бы... удалось отделаться от Чернова и Авксентьева, правительство могло бы сделаться более жизнеспособным. Собственно, и для партии выгоднее, чтобы жизнь нынешнего правительства продлилась дольше, чтобы неизбежные репрессии были предприняты по инициативе и решению самого социалистического правительства. Новым важным фактором является сейчас сведение на нет прежнего значения Советов солдатских и рабочих депутатов. Раз они бросились в большевизм, тем самым они предрешили свою судьбу... Средняя группа социализма сыграла свою роль и уходит, на смену является большевизм, а за ним и призрак неизбежного хирургического вмешательства. Как учтет это новое явление правительство? У Керенского нет выбора: возможность опереться на Церетели и Чхеидзе уже отрезана; Савинков добивается своего, и вся картина невольно меняется в предусмотренном нами направлении. Положение форсируют происки в армии. Офицерский союз в Ставке обвиняется в демагогической агитации против правительства, Санкт-Петербургское телеграфное агентство взволновало казаков слухами о том, что правительство собирается нарушить привилегии казачества, причем казаки поговаривают, что если так будет продолжаться, то они и из Тобольска царя привезут. И личная популярность в стране Керенского как будто несколько потускнела после того, как к нему ближе присмотрелись в Москве...

Андрей Иванович Шингарев и Колюбакин Василий Иванович (врач, зем. и обществ. деятель). 1905-1907

Андрей Иванович Шингарёв и Колюбакин Василий Иванович (врач, земский и общественный деятель). 1905-1907

В.Д. Набоков: ...опору для буржуазного правительства найти в стране сейчас было бы чрезвычайно трудно.

А.И. Шингарев считал продление существования нынешнего правительства более выгодным и для партии и для страны, чем крутые повороты в политике.

П.Н. Милюков возразил, что если оно могло быть выгодно для партии, то для страны неопределенная, шаткая политика власти может быть только вредна.

Ф.Ф. Кокошкин после частных встреч и споров с Керенским вынес впечатление о крайней неопределенности и неустойчивости его настроений и поведения в самых важных вопросах. Он в психологическом состоянии Николая II: также недоверчив и нерешителен, не имея как будто собственной линии поведения. А между тем влияние его на решения правительства могло быть громадно, т.к. противодействия в составе правительства он не встречал, и Советы пошли бы за ним довольно охотно. Недостаток воли у Керенского мог бы восполнить Савинков, но Керенский, по-видимому, боится всяких воздействий. Эти психологические данные приходится учитывать при оценке общего положения власти.

М.Ю. Лебедев, характеризуя недоверчивость власти к своим ближайшим сотрудникам, сообщил, со слов крестьянских депутатов, что в Москве, на случай "контрреволюции" со стороны генерала Корнилова и т.д., правительством заготовлены были войска с пулеметами; привлечены были к делу даже большевики, ходившие по казармам. После обмена мнениями о текущем политическом положении заседание Центрального комитета было закрыто без формулировки каких-либо выводов и решений.

<ГАРФ. Ф.523. Oп.2. Д.20. Л.1-4>

Агитация  Армия  Блага  Биржа  Большевизм  Буржуазия  Власть  Власть государственная  Власть политическая  Вождь - вождество  Война  Государство  Граф  Группа социальная  Группы интересов в политике  Губерния  Действие социальное  Дело  Демагогия  Демократия  Диктатура  Идеализм  Интеллигенция  Интерес социальный  История  Кадеты  Казачество  Конституция  Крестьяне  Крестьянская война Пугачёва Е.И.  Личность  Массовая культура  Министерство  Москва  Немцы  Общество  Партия  Политика  Правые и левые  Рабовладельческий строй  Революция  Роль социальная  Санкт-Петербург  Свобода  Свободы демократические  Собственность  Советы  Социальная революция  Социализм  Ставка Верховного главнокомандующего  Судьба  Террор  Тобольск  Труд  Франция  Фронт  Царь  Ценность  Экспедиция  Вернадский В.И.  Керенский А.Ф.  Корнилов Л.Г.  Милюков П.Н.  Набоков В.Д.  Николай II  Пугачёв Е.И.  Савинков Б.В.  Шингарёв А.И.  Церетели И.Г.  Чернов В.М.  Чхеидзе Н.С.  20 АВ 1917

SM