История

Тотлебен Э.И._

Академия  Армия  Всеобщая воинская повинность  Война  Война с Турцией (1877-1878)  Гвардия  Генерал-губернатор  Гильдия купеческая  Государственный совет  Государство  Граф  Гренадеры  Генерал-губернатор  Дворянство  Действие социальное  Департамент  Деятельность  Древняя Русь  Закон  Искусство  История  Кавказская война  Княжества  Князь  Конференция  Кронштадт  Крымская война  Купечество  Личность  Малахов курган  Медали  Министерство  Оборона Севастополя  Обычай  Организация политическая  Орден  Памятник  Подпоручик  Политическая борьба  Полк  Род  Россия

Штурм Малахова кургана французскими зуавами

Штурм Малахова кургана французскими зуавами

Санкт-Петербург  Советы  Труд  Фронт  Человек  Чиновник  Эвакуация  Александр II  Александр Невский  Владимир I Святославич  Горчаков М.Д.  Корнилов В.А.  Милютин Д.А.  Нахимов П.С.  Николай I  8 МЙ 1818  1832  1836  1840  1842  1847  1848  1849  1851  ЯН 1854  7 ИН 1854  АВ 1854  СН 1854  5 ОК 1854  МР 1855  к.АП 1855  8 ИН 1855  ДК 1855  1856  1858  1859  1863  1869  1871  1872  1 ЯН 1874  НЯ 1877  1877  АП 1878  ЯН 1879  5 ОК 1879  1879  1880  осень 1882  19 ИН 1884  1909

Малахов курган

Малахов курган - господствующая высота на юго-востоке Севастополя. Во время Крымской войны - один из важных пунктов обороны города. Укрепление Малахова кургана было главной заботой инженера-полковника Тотлебена Э.И. Здесь устраивались батареи, обеспечивавшие перекрёстный огонь, укреплялись подступы к высотам, активно велась подземная контрминная борьба. Новым словом в фортификации стало создание Тотлебеном Э.И. разветвлённой системы ложементов, передовых окопов и редутов, тщательно приспособленных к местности.

Фрагмент панорамы обороны Севастополя. Вне России представить эту землю невозможно

Фрагмент панорамы обороны Севастополя. Вне России представить эту землю невозможно. Письмо французского солдата из Крыма:"Наш майор говорит, что по всем правилам военной науки им (русским) давно пора капитулировать. На каждую их пушку - у нас пять пушек, на каждого солдата - десять. А ты бы видел их ружья! Наверное, у наших дедов, штурмовавших Бастилию, и то было лучшее оружие. У них нет снарядов. Каждое утро их женщины и дети выходят на открытое поле между укреплениями и собирают в мешки ядра. Мы начинаем стрелять. Да! Мы стреляем в женщин и детей. Не удивляйся. Но ведь ядра, которые они собирают, предназначаются для нас! А они не уходят. Женщины плюют в нашу сторону, а мальчишки показывают языки. Им нечего есть. Мы видим, как они маленькие кусочки хлеба делят на пятерых. И откуда только они берут силы сражаться? На каждую нашу атаку они отвечают контратакой и вынуждают нас отступать за укрепления. Не смейся, Морис, над нашими солдатами. Мы не из трусливых, но когда у русского в руке штык - дереву и тому я советовал бы уйти с дороги. Я, милый Морис, иногда перестаю верить майору. Мне начинает казаться, что война никогда не кончится. Вчера перед вечером мы четвёртый раз за день ходили в атаку и четвёртый раз отступали. Русские матросы (я ведь писал тебе, что они сошли с кораблей и теперь защищают бастионы) погнались за нами. Впереди бежал коренастый малый с черными усиками и серьгой в одном ухе. Он сшиб двух наших - одного штыком, другого прикладом - и уже нацелился на третьего, когда хорошенькая порция шрапнели угодила ему прямо в лицо. Рука у матроса так и отлетела, кровь брызнула фонтаном. Сгоряча он пробежал еще несколько шагов и свалился на землю у самого нашего вала. Мы перетащили его к себе, перевязали кое-как раны и положили в землянке. Он ещё дышал: «Если до утра не умрёт, отправим его в лазарет, - сказал капрал. - А сейчас поздно. Чего с ним возиться?" Ночью я внезапно проснулся, будто кто-то толкнул меня в бок. В землянке было совсем темно , хоть глаз выколи. Я долго лежал, не ворочаясь, и никак не мог уснуть. Вдруг в углу послышался шорох. Я зажег спичку. И что бы ты думал? Раненый русский матрос подполз к бочонку с порохом. В единственной своей руке он держал трут и огниво. Белый как полотно, со стиснутыми зубами, он напрягал остаток своих сил, пытаясь одной рукой высечь искру. Ещё немного, и все мы, вместе с ним, со всей землянкой взлетели бы на воздух. Я спрыгнул на пол, вырвал у него из руки огниво и закричал не своим голосом. Почему я закричал? Опасность уж миновала. Поверь, Морис, впервые за время войны мне стало страшно. Если раненый, истекающий кровью матрос, которому оторвало руку, не сдается, а пытается взорвать на воздух себя и противника - тогда надо прекращать войну. С такими людьми воевать безнадёжно".

Они обеспечивали усиление ружейного огня, затрудняли противнику ведение осадных работ, способствовали производству вылазок, а главное - стали, по выражению Тотлебена Э.И., "ушами и глазами обороняющихся".

Третий Восточный кризис. Крымская война 1853-1856 гг.

Третий Восточный кризис. Крымская война 1853-1856 гг.

Строительство и восстановление укреплений требовали изнурительной и опасной работы, и не все командиры хотели помогать главному военному инженеру, но когда один из них пришёл жаловаться на него Нахимову П.С., тот отреагировал немедленно: "На Тотлебена-с?! Извольте идти вон-с".

Захват французами Малахова кургана

Захват французами Малахова кургана

Славный адмирал не раз повторял: "А без Тотлебена мы пропали бы, непременно-с пропали бы". Занятие Малахова кургана союзными войсками (27 АВ 1855) вынудило наши войска перейти на северную сторону Севастопольской бухты, взорвав укрепления на южной стороне. Находившиеся в бухте корабли были затоплены, город оставлен.

Альма  Война  Крымская война  Полк  Политическая борьба  Производство  Россия  Севастопольская оборона  Нахимов П.С.  Тотлебен Э.И.  27 АВ 1855

SM